+8 (800) 500-27-29

Являются ли нормы международное права составной частью правовой системы рф

konsulan.ru

Международное право как составная часть правовой системы Российской Федерации

12.Однако реализация и применение норм международного права в иной внутригосударственной системе не может означать, что они включаются в право (его отрасли) того либо другого государства или тем более превращаются в его нормы.Поэтому вряд ли правильно рассматривать нормы международного права в качестве источников российского права (трудового, гражданского и т.д.). Из этого следуют практические выводы: нормы и источники международного права занимают свое отличительное, своеобразное положение в правовой системе России, функционируют наряду с нормами российского права. Они должны толковаться

Являются ли международные договоры источниками конституционного права России?

Например, в Российской Федерации в соответствии с уже упомянутой статьей ее Конституции общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью ее правовой системы.

А во Франции этот вопрос действующая Конституция увязывает с действием международного договора на территории другой стороны:

«международные договоры или соглашения, должным образом ратифицированные или одобренные, имеют силу, превышающую силу законов, с момента опубликования, при условии применения каждого соглашения или договора другой стороной»

(ст. 55).——————————— Например, в международном праве давно сложились две монистические теории (одна из них исходит из однозначного приоритета международного права над национальным, другая — наоборот) и дуалистическая теория, сторонники которой считают, что международное и национальное — две относительно самостоятельные и взаимодействующие

Международные договоры в правовой системе Российской Федерации

Действительно, эти принципы и нормы, как и международное право в целом, предназначены для регулирования межгосударственных отношений.

Однако, будучи включенными в национальную правовую систему, они обретают новое юридическое качество. В частности, Конституция РФ обязала все органы государственной власти следовать этим принципам и нормам, создав конституционную гарантию соблюдения общепризнанных принципов и норм. Международные договоры — существенный элемент стабильности международного правопорядка и отношений России с зарубежными странами, функционирования правового государства.

Российская Федерация выступает за неукоснительное соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права — принципу добросовестного выполнения международных обязательств. Цель исследования – определить правовое положение международных правовых договоров в российском международном праве.

Международные правовые нормы как часть правовой системы Российской Федерации.

Применение международных договоров и соглашений в работе адвоката

Правила действующего международного договора РФ, согласие на обязательность которого было принято в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении законов РФ; если согласие на обязательность было принято не в форме закона,имеют приоритет в применении в отношении подзаконных нормативных актов, изданных органами государственной власти. Международные договоры должны в обязательном порядке применяться адвокатом при разрешении гражданских дел, осложненных иностранным элементом. Также применение норм международного права необходимо в разрешении налоговых, таможенных, административных споров.

Это связано с транснациональным характером экономики. В случае затруднения при толковании принципов и норм международного права, международных договоров судам рекомендуется использовать акты международных организаций и обращаться в Правовой департамент МИД России и Минюста России. Согласно ч.4 ст.

Место международно-правовых договоров в системе источников российского права *

Таким образом, в главе 1 «Основы конституционного строя», которая не может быть пересмотрена Федеральным Собранием Российской Федерации, четко закрепляется примат международного права над национальным.При анализе данного положения можно сделать вывод о том, что международные договоры в Российской Федерации являются источником права в формально-юридическом смысле этого слова. Об этом свидетельствует несколько факторов. Во-первых, прямо указано на их вхождение в российскую правовую систему.

Во-вторых, международно-правовые договоры содержат правила поведения общего характера, которые и должны применяться при противоречии им федерального законодательства.

Федеральный закон от 15 июля 1995 г.

N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями)

Международные договоры — существенный элемент стабильности международного правопорядка и отношений России с зарубежными странами, функционирования правового государства. Российская Федерация выступает за неукоснительное соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права — принципу добросовестного выполнения международных обязательств.

См. к преамбуле настоящего Федерального закона Президент Российской Федерации Б. Ельцин Москва, Кремль 15 июля 1995 года N 101-ФЗ Федеральный закон определяет порядок заключения, выполнения и прекращения международных договоров РФ и распространяется на международные договоры, в которых РФ является стороной в качестве государства — продолжателя СССР.

Закреплено, что международные договоры РФ наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью ее правовой системы.

Международное право

Российская Федерация является участницей примерно 20 тыс. действующих международных договоров.

Расширение международных отношений обусловило необходимость совершенствования законодательства.

Федеральный закон от 15.07.1995 № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» определяет международный договор как международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом. Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (ст.

3) устанавливает, что единство судебной системы обеспечивается путем применения всеми судами Конституции РФ, федеральных конституционных законов, федеральных законов, общепризнанных принципов и норм международного нрава и международных договоров РФ.

УПК (ст. 1) говорит о том, что общепризнанные принципы

Место международных договоров Российской Федерации в национальной правовой системе и принцип pacta sunt servanda

——————————— Подробнее о способах реализации государствами международных договорных обязательств в национальных правовых системах см.: Осминин Б.

Положения о порядке взаимодействия внутригосударственного и международного права составляют в совокупности с иными положениями, включенными в главу 1 Конституции, основы конституционного строя государства.

Читать еще:  Сколько времени перечисляют материнский капитал в сбербанк

Действие международных договоров в Российской Федерации Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Решая вопрос о месте международных норм в правовой системе России и их роли в системе источников российского права, весьма важным представляется определить юридическую силу и характер их отношений с конституционными и текущими законами.

8. Конституция рф и международное право

8. Конституция России и международное право

Конституция России создавалась как основной закон правового государства, неотъемлемым качеством которого является уважение международного права. В Федеральном конституционном законе “О международных договорах Российской Федерации” подчеркивается: “Российская Федерация выступает за неукоснительное соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права – принципу добросовестного выполнения международных обязательств” (преамбула). Эта позиция находит отражение и в международных договорах России. В Договоре о дружественном и добрососедском сотрудничестве с Польшей определено, что стороны строят свои отношения “исходя из верховенства международного права” (ст. 1).

В России созданы конституционные гарантии осуществления норм международного права. Соответствующие положения включены в главу Конституции, излагающую основы конституционного строя, и могут быть изменены только в особом порядке (ч. 1 ст. 16). Конституция определила: “Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора” (ч. 4 ст. 15).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. “О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации” конкретизировало приведенные положения. В Постановлении указано, что эти принципы и договоры “определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием”.

Пленум Верховного Суда РФ отмечает, что приоритетом применения в отношении законов обладают договоры, согласие на которые было выражено федеральным законом. Договоры, согласие на обязательность которых было принято не в форме закона, имеют приоритет в применении по отношению к подзаконным актам, изданным органом государства, заключившим договор.

Неправильное применение судом норм международного права и договоров является основанием к отмене или изменению судебного акта. Толкование договоров должно осуществляться в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров 1969 г.

Будучи участницей Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., Россия признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения РФ положений этих договорных актов .

Статья 15 Конституции РФ воспроизводит правило, известное другим государствам: международное право – часть права страны. В результате принятия Россией международной нормы содержащееся в ней правило включается в правовую систему страны, становится ее элементом и уже в этом качестве обретает способность регулировать отношения с участием физических и юридических лиц. Будучи элементом национальной правовой системы, такая норма осуществляется в соответствии с целями и принципами системы и в установленном ею процессуальном порядке.

Это принципиальное положение определено Конституцией России, где сказано, что права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются “согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и В СООТВЕТСТВИИ С НАСТОЯЩЕЙ КОНСТИТУЦИЕЙ (ч. 1 ст. 17). Конституционный Суд РФ не раз указывал, что права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, “являющимся частью ее правовой системы, и в соответствии с Конституцией РФ”.

Став частью права страны, соответствующее правило подлежит непосредственному применению. Представляется, что именно в таком духе следует понимать формулировку российского законодательства о том, что международные договоры применяются непосредственно (п. 3 ст. 5 Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации”; ч. 2 ст. 7 ГК). Кроме того, данная формула означает, что правило должно применяться так, как оно сформулировано в договоре, а также с учетом других его постановлений.

Будучи частью права страны, нормы международного права регулируют и деятельность государственных органов. Так, в Положении о деятельности Федеральной службы контрразведки 1994 г. говорится, что в своей деятельности Служба руководствуется наряду с национальными нормативными актами международными договорами РФ. В данном случае использована распространенная в нормативных актах России ссылка только на договоры, что не вполне соответствует ч. 4 ст. 15 Конституции РФ.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 31 июля 1995 г. сказано: “В соответствии с принципами правового государства, закрепленными Конституцией Российской Федерации, органы власти в своей деятельности связаны как внутренним, так и международным правом. Из этого следует, что орган власти обязан не только соблюдать нормы международного права, но и принимать в пределах своей компетенции меры, необходимые для реализации норм.

Итак, Конституция России включила общепризнанные принципы и нормы международного права в правовую систему страны. Это называется инкорпорацией международного права. Однако в Конституции не содержится прямого ответа на вопрос о месте этих норм в правовой системе. Анализ права России дает основания сделать вывод о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права обладают приоритетом перед нормами закона. Это положение находит подтверждение в некоторых актах отраслевого законодательства. В качестве одного из основных своих принципов Федеральный закон “О животном мире” 1995 г. установил приоритет международного права. Приоритет международного права был констатирован и Генеральным прокурором РФ

Читать еще:  Развод если муж не является в суд

В соответствии с центральной идеей Конституции – человек, его права и свободы являются высшей ценностью – особый статус придан нормам о правах человека. В России “не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина” (ч. 2 ст. 55). Думается, что это положение относится и к самой Конституции. Так, в Конституции содержится общепризнанный принцип non bis in idem (никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление) (ч. 1 ст. 50). Между тем содержащаяся в Пакте о гражданских и политических правах общепризнанная норма говорит, что не может быть судим вторично и тот, кто был оправдан. Суд, таким образом, должен руководствоваться нормой Пакта.

Далее, относится ли норма о применении правил договора в случае расхождения с законом ко всем договорам? Думается, что едва ли она относится к договорам межведомственного характера. В лучшем случае такие договоры могут учитываться при толковании норм закона.

Федеральный закон “О международных договорах Российской Федерации” предписывает ратифицировать договоры, устанавливающие “иные правила, чем предусмотренные законом” (п. 1 ст. 15). Совпадающие формулировки Конституции и Закона говорят в пользу того, что ч. 4 ст. 15 Конституции РФ имеет в виду именно ратифицированные договоры. Такое понимание содержится в Постановлении Пленума Верховного Суда от 31 октября 1995 г., в котором говорится, что иные правила договора подлежат применению лишь в том случае, если решение о согласии на их обязательность было принято в форме федерального закона (п. 5). Это Постановление обязательно для судов.

Вместе с тем едва ли можно полагать, что условие о ратификации отсутствует в статье Конституции случайно, – слишком серьезно его значение для правовой системы страны. В ходе Конституционного совещания и при разработке проекта Закона о международных договорах соответствующее предложение о ратифицированных договорах вносилось, но в обоих случаях было отклонено.

С учетом сказанного возможны два варианта:

1) договор вносит достаточно серьезные изменения в законодательство, изменяет или отменяет его правила, устанавливает иные правила;

2) договор устанавливает иные правила лишь для конкретного случая, делает исключение для определенной ситуации, например предоставляя дополнительные возможности или ограничивая права граждан государства N в области торговли.

В первом случае речь идет о приоритете правил договора над правилами закона, во втором – о приоритете применения в конкретном случае.

В пользу такого понимания свидетельствует и п. 1 ст. 15 Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации”. Ратификации подлежат договоры, вносящие изменения в законодательство, договоры, исполнение которых требует изменения действующих или принятия новых федеральных законов, а также устанавливающие иные правила, нежели предусмотренные законом. Это дает основания считать, что имеются в виду иные правила, которые отменяют или изменяют правила закона, а не делают исключение для конкретного случая.

Вопрос имеет большое практическое значение. При предлагаемом понимании, с одной стороны, обеспечивается стабильность законодательства, а с другой – расширяются возможности обеспечения национальных интересов в конкретных условиях.

Если обратиться к практике других государств, то рассматриваемый вопрос решается по-разному. Немало стран, в которых приоритетом в отношении закона пользуются только ратифицированные договоры. Однако на Украине установлено, что частью права страны являются лишь ратифицированные договоры.

Праву России такое ограничение неизвестно. Есть основания полагать, что приоритетом при применении пользуются межгосударственные и межправительственные договоры. Иной статус у межведомственных соглашений. Практика государств исходит из того, что, будучи разновидностью международного договора, такие соглашения не могут обладать приоритетом в отношении закона.

Для того чтобы правила договора стали частью права страны, они должны быть опубликованы в установленном порядке (п. 3 ст. 5 Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации”). Аналогичный порядок существует и в других странах. Государственный Совет Франции не раз принимал решения о том, что официально не опубликованный договор не является частью права страны.

Приоритет международного права признается принципом отношений между странами СНГ (ст. 3 Устава СНГ).

Договор о создании Экономического союза содержит следующее постановление: “Экономические отношения между Договаривающимися Сторонами и их хозяйствующими субъектами регулируются настоящим Договором, двусторонними и многосторонними соглашениями, нормами международного права и национальным законом. В случае, если настоящим Договором установлены иные нормы и правила, чем предусмотренные национальным законом, применяются правила и нормы международного права и настоящего Договора” (ст. 25). Стороны согласились в силу необходимости единообразного регулирования экономических отношений “привести национальное законодательство в соответствие с нормами настоящего Договора и международного права” (ст. 26). Многие другие соглашения в рамках СНГ предусматривают приведение законодательства в определенной области в соответствие с международным правом, например Соглашение о помощи беженцам и вынужденным переселенцам (ст. 11).

ВС напомнил судам, что международные договоры являются частью правовой системы России

20 ноября Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-12520 относительно вопроса исполнения решения Арбитражного суда г. Москвы на территории Латвии (дело № А40-93638/2018).

В октябре 2018 г. Арбитражный суд г. Москвы частично удовлетворил требования «Инфотек-Балтика М», взыскав с латвийской компании SIA «Federal Molasses» штраф за сверхнормативное использование железнодорожного оборудования и обязав ее возвратить спорное имущество истцу.

В январе 2019 г. общество обратилось в АС г. Москвы с ходатайством в адрес суда Рижского района г. Риги о разрешении исполнения вышеуказанного решения московского суда на территории Латвийской Республики.

Суд возвратил заявление без рассмотрения. Со ссылкой на ст. 242 АПК РФ он указал, что арбитражные суды рассматривают заявления о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений, а истец просил в своем ходатайстве признать решение Арбитражного суда г. Москвы. Апелляция поддержала определение, указав, что в ходатайстве общества отсутствует как таковая просьба о передаче в суд иностранного государства приложенных документов. Окружной суд поддержал нижестоящие инстанции, исходя из того, что общество не утратило процессуальную возможность для подачи повторного ходатайства.

Читать еще:  Как делится имущество при разводе квартира ипотека что остатся детям

Общество «Инфотек-Балтика М» обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ.

Со ссылкой на ч. 4 ст. 15 Конституции высшая судебная инстанция напомнила, что общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры России являются составной частью ее правовой системы. Согласно преамбуле Закона о международных договорах РФ такие соглашения образуют правовую основу межгосударственных отношений, содействуют поддержанию всеобщего мира и безопасности, развитию международного сотрудничества в соответствии с целями и принципами Устава ООН.

Верховный Суд заключил, что международные договоры играют важную роль в защите основных прав и свобод человека, в обеспечении законных интересов государств. «РФ выступает за неукоснительное соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права – принципу добросовестного выполнения международных обязательств. Таким образом, правильное применение норм международного права и добросовестное выполнение международных обязательств при рассмотрении дел, осложненных иностранным элементом, а также в иных случаях, когда для этого имеются необходимые основания, являются одними из элементов справедливого судебного разбирательства», – отмечено в определении.

Как пояснил ВС, в рассматриваемом деле к спору применимы положения Договора между РФ и Латвийской Республикой от 3 февраля 1993 г. о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Следовательно, граждане и юрлица обоих государств пользуются на российской и латвийской территории равной правовой защитой в отношении своих личных и имущественных прав.

Со ссылкой на ст. 50 Договора Суд добавил, что арбитражные суды являются компетентными органами, имеющими полномочия по рассмотрению ходатайств российских физических и юридических лиц о направлении судебного акта, принятого на территории России, компетентному латвийскому суду. Он также подчеркнул, что реквизиты спорного ходатайства были определены на основании законодательства Латвии согласно п. 3 ст. 51 Договора. Кроме того, к ходатайству также прилагались заверенные нотариусом переводы на латышский язык всех необходимых документов.

«Таким образом, обществом были совершены все необходимые процессуальные действия для того, чтобы поданное им ходатайство было направлено арбитражным судом г. Москвы в суд Латвийской Республики, поименованный в ходатайстве, в соответствии с требованиями п. 2 ст. 51 Договора. Однако вместо норм Договора, подлежащих применению, Арбитражным судом г. Москвы были применены положения гл. 31 АПК РФ, которые регламентируют порядок приведения в исполнение решений иностранных судов на территории РФ, т.е. ориентированы на ситуацию, противоположную той, что имеет место в настоящем деле», – отмечено в определении Суда.

Верховный Суд также обратил внимание, что 17 мая общество обратилось в АС г. Москвы с повторным заявлением, и арбитражный суд удовлетворил такое заявление. Впоследствии рижский суд признал и исполнил решение московского суда. Тем не менее общество для целей справедливого судебного разбирательства настаивало на отмене оспариваемых судебных актов как принятых с существенным нарушением норм права. В этой связи Верховный Суд удовлетворил просьбу заявителя, отменив оспариваемые им судебные акты нижестоящих инстанций.

Юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Юлия Бурденко полагает, что суд первой инстанции просто не разобрался в поставленном заявителем вопросе, сославшись на не подлежащие применению нормы в рассматриваемом случае. «Апелляция и кассация, пытаясь исправить ситуацию и не отменяя при этом определение суда первой инстанции, указали на то, что заявитель вправе повторно обратиться с аналогичным ходатайством, немного изменив его просительную часть», – отметила она.

По словам эксперта, рассматриваемое дело интересно тем, что, несмотря на то, что цель заявителя была достигнута путем повторной подачи ходатайства, заявитель, как указал ВС – «для целей справедливого судебного разбирательства», не оставил попыток отменить незаконный судебный акт и успешно обжаловал его в Верховный Суд. «Такие случаи, когда единственная цель подателя кассационной жалобы – справедливое судебное разбирательство, в практике случаются редко, при этом данные разъяснения, определенно, будут полезны лицам, оказавшимся в аналогичной правовой ситуации», – резюмировала Юлия Бурденко.

Юрист АБ «КИАП» Евгений Васин согласился с выводом Верховного Суда о том, что отказ в удовлетворении заявления о перенаправлении решения АС г. Москвы в иностранный суд нарушил положения Договора о правовой помощи и в данном случае не применимы нормы АПК РФ о признании и приведении в исполнение иностранного судебного решения.

В то же время эксперт считает, что в рассматриваемом деле затронут вопрос не столько права, сколько юридической техники. «В этой связи трудно давать однозначный комментарий, не имея при себе текста заявления. Если же исходить из текстов судебных решений по данному делу, можно заключить, что заявление было составлено в адрес иностранного суда с пометкой “через АС г. Москвы”. Требования Договора были соблюдены, в то время как российские суды нижестоящих инстанций не усмотрели в данном заявлении просительную часть для арбитражного суда г. Москвы с просьбой перенаправить заявление в иностранный суд. В свою очередь ВС РФ разъяснил, что в таком случае формулировать отдельную просьбу для российских судов о перенаправлении документов не требовалось», – полагает Евгений Васин.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector