+8 (800) 500-27-29

Является ли вексель договором

Статья 815. Вексель. Утратила силу с 1 июня 2018 г. — Федеральный закон от 26 июля 2017 г. N 212-ФЗ

Утратила силу с 1 июня 2018 г. — Федеральный закон от 26 июля 2017 г. N 212-ФЗ

В случаях, когда в соответствии с соглашением сторон заемщиком выдан вексель, удостоверяющий ничем не обусловленное обязательство векселедателя (простой вексель) либо иного указанного в векселе плательщика (переводной вексель) выплатить по наступлении предусмотренного векселем срока полученные взаймы денежные суммы, отношения сторон по векселю регулируются законом о переводном и простом векселе.

С момента выдачи векселя правила настоящего параграфа могут применяться к этим отношениям постольку, поскольку они не противоречат закону о переводном и простом векселе.

Комментарий к Ст. 815 ГК РФ

Вексель является ценной бумагой, в которой зафиксировано безусловное, абстрактное, строго формальное обязательство или приказ уплатить определенную денежную сумму. Более подробно о понятии векселя см. комментарий к ст. 143 ГК РФ.

Законодатель поместил статью о векселе в главу ГК РФ о заемно-кредитных отношениях, видимо, имея в виду одно из возможных оснований выдачи (передачи) векселя. При этом следует различать два возможных случая.

Во-первых, в основании выдачи (передачи) векселя может находиться договор займа, никак не связанный с отношениями по передаче товаров, выполнению работ, оказанию услуг. Такие векселя называются финансовыми. Чаще всего они выдаются банками. Получив от клиента сумму займа, банк передает ему собственный простой вексель, выписанный на этого клиента как на векселедержателя. Аналогичные правоотношения можно было бы оформить с помощью обычного договора займа. Очень часто на практике выдача указанного векселя сопровождается заключением договора, который стороны называют не договором займа, а иным образом: договор купли-продажи, договор о выдаче векселя и т.п. В рассмотренной ситуации такие наименования договоров следует признать ошибочными. Судебная практика считает недопустимым использование конструкции договора купли-продажи (Постановление ВАС РФ от 29 мая 2001 г. N 9486/00 ) и залога (п. 7 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с применением норм о договоре о залоге и иных обеспечительных сделках с ценными бумагами // Информационное письмо ВАС РФ от 21 января 2002 г. N 67) для оформления действия по передаче векселедателем собственного простого векселя первому векселедержателю.

———————————
Вестник ВАС РФ. 2001. N 11.

Во-вторых, в основании выдачи (передачи) векселя может находиться договор коммерческого кредита (ст. 823 ГК), когда предоставление заемных средств осуществляется в виде отсрочки платежа за поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги. Такие векселя называются товарными. Оформление векселем договора коммерческого кредита может осуществляться следующим образом. Получив от поставщика обусловленные договором поставки товары, покупатель передает продавцу вексель для оформления отсрочки платежа. Обычно такой способ расчетов согласовывается в договоре. Для реализации указанной цели возможно несколько вариантов: выдача продавцу собственного простого векселя покупателя, передача покупателем продавцу векселя иного лица по индоссаменту, а также использование переводного векселя, допустим, в рамках расчетов по аккредитиву, и т.п. Для избежания конфликтных ситуаций при использовании указанного способа расчетов стороны должны согласовать в договоре желаемые правовые последствия выдачи (передачи) векселя для денежного обязательства по оплате поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг. В договоре можно предусмотреть, что указанное денежное обязательство прекратится в момент передачи векселя кредитору. Если это условие в договоре отсутствует, то денежное обязательство следует считать прекратившимся только в момент оплаты векселя. В судебной практике иногда встречается противоположная позиция, что нельзя признать обоснованным (Постановление Президиума ВАС РФ от 6 марта 2002 г. N 7337/01).

3. Векселем можно оформить не только односторонне обязывающий договор займа, но и двусторонне обязывающий кредитный договор (ст. 819 ГК). Однако в этом случае потребуется выдача не одного, а двух векселей по числу обязательств, возникающих из кредитного договора: банк выдает заемщику собственный простой вексель, оформляя обязательство по выдаче кредита; в свою очередь заемщик должен выдать банку собственный простой вексель для оформления обязанности по возврату полученного кредита и выплате процентов. На практике этот способ выдачи кредита не встречается. Вместе с тем обязательство банка по выдаче кредита нередко оформляется простым векселем в рамках договора о предоставлении вексельного кредита. Заемщик исполняет свои обязанности по возврату полученных средств в рамках заключенного договора (см. комментарий к ст. 819 ГК).

4. Договор займа или кредитный договор — не единственное основание выдачи (передачи) векселя: им может быть соглашение об отступном, договор залога, договор поручения, договор дарения, договор купли-продажи, иные договоры. Однако комментируемая статья эти случаи не регулирует.

5. Поскольку сделка по выдаче (передаче) векселя порождает абстрактное обязательство, то по общему правилу основание его выдачи (передачи) не должно влиять на его юридическую судьбу. Вексельный должник не может освободиться от своего обязательства, сославшись на дефект основания его выдачи, за исключением случаев, предусмотренных вексельным законодательством. Это обстоятельство определяет порядок применения общих норм ГК РФ о договоре займа и специальных правил вексельного законодательства, который установлен комментируемой статьей. С момента получения векселя кредитором отношения сторон договора займа должны регулироваться вексельным законодательством. Общие нормы гл. 42 ГК РФ могут применяться в этом случае лишь субсидиарно постольку, поскольку они не противоречат вексельному праву. Указанное правило применяется только в отношении лиц, непосредственно вступивших в отношения займа (т.е. заимодавца и заемщика). Отношения вексельного должника с последующим добросовестным приобретателем векселя могут регулироваться исключительно нормами вексельного права.

Читать еще:  Долг по исполнительному производству срок давности

6. Порядок выдачи и передачи векселя регулируется Положением о переводном и простом векселе, утвержденным Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. N 104/1341 ; Федеральным законом от 11 марта 1997 г. N 48-ФЗ «О переводном и простом векселе» .

———————————
Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. 1937. N 52. Ст. 221.

Собрание законодательства РФ. 1997. N 11. Ст. 1238.

Является ли предъявление векселя к платежу актом продажи (реализации) имущества в смысле налогового права?

Нет, не является.

“. Предъявление векселя к оплате не является актом продажи имущества, поскольку согласно ст. 815 ГК РФ вексель удостоверяет обязательство займа”; следовательно, предъявление векселя к платежу есть ни что иное, как реализация (осуществление) кредитором принадлежащего ему права денежного требования, а полученный по векселю платеж должен рассматриваться как денежная сумма, прекращающая вексельное обязательство (но вовсе не как покупная цена векселя как вещи).

Плательщик может при оплате переводного векселя потребовать, чтобы он был вручен ему векселедержателем с распиской в получении платежа.

Векселедержатель не может отказаться от принятия частичного платежа.

В случае частичного платежа плательщик может потребовать отметки о таком платеже на векселе и выдачи ему в этом расписки.

Какова юридическая природа платежа по векселю? В частности, является ли платеж по векселю сделкой и может ли такая сделка быть признана недействительной по установленным законом для этого основаниям?

1. Постановлениями ФАС ВВО на последний вопрос дан отрицательный ответ. Кассационный суд указал, что “. погашение векселя является операцией по договору банковского счета, осуществляемой во исполнение вексельного обязательства, а не самостоятельной сделкой, а потому оспариваемый акт от 06.09.99 не может расцениваться как сделка, в отношении которой применимы нормы ст. 166–168 [Гражданского] кодекса”.

Хотя с первой частью квалификации (операция по договору банковского счета) согласиться невозможно (по крайней мере, с гражданско-правовых позиций), последняя часть не вызывает никаких сомнений. Платеж по векселю не является сделкой хотя бы потому, что вызывает предусмотренные законом последствия (прекращение вексельных обязательств) безотносительно к своей направленности – для сделок же принципиален, как известно, именно момент направленности на достижение юридических последствий. С этой точки зрения совершенно очевидно, что платеж по векселю должен быть отнесен к разряду правомерных действий – юридических поступков.

Признание платежа по векселю сделкой помимо того, что было бы неправильным по существу, являлось бы еще и практически нецелесообразным, поскольку привнесло бы дополнительную неопределенность в правовое положение бывшего законного векселедержателя, получившего платеж: судебная констатация факта недействительности платежной сделки позволяла бы отбирать у него все полученное практически без всяких ограничений. Тем самым значение норм вексельного законодательства, направленных на упрочение правового положения законного векселедержателя, оказывалось бы существенно нивелированным.

2. Однако все сказанное выше не принимается во внимание при обсуждении юридической природы платежа по векселю в рамках дела о банкротстве. В этом случае платеж вполне подпадает под определение того, что может оспариваться как сделка во вред кредиторам в рамках дела о банкротстве, содержащееся в п. 3 ст. 61.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” от 26.10.2002 № 127-ФЗ (“. действие, направленное на исполнение обязательств. “). Таким образом, в рамках дела о банкротстве платежи по векселям оспариваются именно как сделки. Такая квалификация имеет скорее технический, а не содержательный характер. Так, для того чтобы конкурсный управляющий мог оспорить сделку по передаче имущества, она должна быть заключена в так называемый “период подозрительности”, предшествующий возбуждению дела о банкротстве. Как быть в случае, если сделка, направленная на передачу имущества, совершена за пределами периода подозрительности (здесь надо помнить про легкую возможность обратного датирования сделок, совершаемых в простой письменной форме), но само имущество передано в период подозрительности, то его надо возвращать в конкурсную массу. Но как? Как раз путем признания передачи имущества (в том числе и платежей) сделками, которые могут быть оспорены по правилам закона о банкротстве.

Читать еще:  Досрочное расторжение договора займа — образец соглашения

По этому же пути идет многочисленная судебная практика. Чтобы не утомлять читателя, приведем лишь наиболее выпуклое суждение Президиума ВАС РФ на этот счет:

“Поскольку удовлетворение банком вексельных требований общества привело к погашению заемного обязательства последнего и, как следствие, к уменьшению конкурсной массы банка, в состав которой должны были поступить суммы выданного обществу кредита и процентов за пользование заемными средствами, а также к оказанию предпочтения обществу перед другими кредиторами банка, оспариваемая сделка [т.е. собственно платеж по векселю] правомерно признана судами недействительной на основании пункта 3 статьи 103 Закона о банкротстве”.

Вексель как обеспечительная сделка

Как известно, вексель – это ценная бумага, составленная по установленной законодательством форме и содержащая безусловное (абстрактное) обязательство уплатить определенную сумму [1].

При этом существующая правоприменительная практика до недавнего времени исходила из того, что основанием выдачи векселя (каузой) может быть только денежное обязательство векселедателя перед векселедержателем. В противном случае, суды отказывали законному держателю во взыскании вексельного долга со ссылкой на «безденежность» векселя либо на «безосновательность» его выдачи.
Согласно статье 17 Положения «О переводном и простом векселе» (утв. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 07 августа 1937 г. № 104/1341 – далее «Положение») лицо, к которому предъявлен иск по векселю, вправе ссылаться на возражения, проистекающие из его личных отношений с законным векселедержателем, предъявившим данное исковое требование.

В п. 9 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 июля 1997 г. № 18 «Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте» указано следующее: «В абстрактном обязательстве кредитор не обязан доказывать наличие основания требования. Но если должник доказал отсутствие основания вексельного обязательства и известность этого факта кредитору по связывающей их гражданско – правовой сделке, оснований для взыскания средств по векселю не имеется».

В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 33, Пленума ВАС РФ № 14 от 04 декабря 2000 г. «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей» (далее – «Постановление № 33/14») отмечается: «Лицо, обязанное по векселю, освобождается от платежа, если докажет, что предъявивший требования кредитор знал или должен был знать в момент приобретения векселя о недействительности или об отсутствии обязательства, лежащего в основе выдачи (передачи) векселя, либо получил вексель в результате обмана или кражи, либо участвовал в обмане в отношении этого векселя или его краже, либо знал или должен был знать об этих обстоятельствах до или в момент приобретения векселя».

Следовательно, при толковании пункта 17 Положения освобождение должника от обязанности платежа по векселю допускается только при совокупности следующих условий:
– отсутствие законных оснований выдачи или передачи векселя, в частности, завладение векселем незаконным путем;
– преступный умысел или иная злонамеренность (крайняя заведомая недобросовестность) в действиях векселедержателя, завладевшего векселем и предъявляющего его к платежу.

В иных случаях, с точки зрения закона, основание выдачи векселя и информированность векселедержателя о таких основаниях вообще не имеют значения.

При этом ни Положение, ни Постановление № 33/14, ни ГК РФ не устанавливают, что само по себе отсутствие встречного исполнения от получателя векселя делает сделку по выдаче векселя безосновательной.

Ввиду этого возникает вопрос, если вексель представляет собой абстрактное (безусловное) денежное обязательство, то почему в таком случае вексель не может быть выдан в качестве обеспечения векселедателем исполнения обязательств третьего лица по какой-либо сделке?

В силу пп. 1 п. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.

Согласно п. 1. ст. 329 ГК РФ «исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором».

Таким образом, действующее гражданское законодательство не содержит запрета выдачи векселя в обеспечительных целях, в том числе в качестве обеспечения векселедателем исполнения обязательств третьего лица перед векселедержателем.

Несмотря на это, еще несколько месяцев назад не существовало судебной практики высших судов РФ касательно юридической силы так называемых «дружеских» векселей (accommodation promissory notes), которые выдаются не в обмен на товар или деньги, а в качестве обеспечения.

Представляя интересы своего клиента в суде надзорной инстанции, юристам практики разрешения споров и медиации Пепеляев Групп удалось доказать, что основанием выдачи векселя может являться обеспечительная сделка (см. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда от 21 июня 2011 г. № 16623/10 по делу № А40-120754/09-55-921 далее также «Постановление ВАС РФ»).
Судами было установлено, что истец является законным векселедержателем простых векселей, выданных индивидуальным предпринимателем–ответчиком третьему лицу. При наступлении сроков платежей векселя были предъявлены истцом векселедателю, но последним так и не были оплачены.

Читать еще:  Плата за переуступку арендная плата

В ходе рассмотрения данного спора нижестоящие суды квалифицировали названные векселя как выданные безосновательно, поскольку у векселедателя (ответчика) отсутствовали денежные обязательства перед третьим лицом (первым векселедержателем) и истец якобы знал о таких обстоятельствах. Ввиду чего истцу было отказано в удовлетворении исковых требований.

Соответственно, нижестоящие суды при рассмотрении данного дела придерживались того подхода, что единственным юридически действительным основанием (каузой) выдачи векселей может быть только денежное обязательство самого векселедателя, то есть, заем (в том числе, по смыслу данного подхода, заем в виде отсрочки оплаты, которую должен произвести сам векселедатель).

Тем не менее, Высший Арбитражный Суд в своем Постановлении указал, что нижестоящие суды неверно истолковали положения п. 17 Положения о переводном и простом векселе. Также, Высший Арбитражный Суд разъяснил, что отсутствие денежного предоставления векселедателю на момент выдачи векселя не позволяет считать вексель выданным безосновательно, а действия истца не должны квалифицироваться как совершенные с намерением причинить ущерб векселедателю.

При этом Высший Арбитражный Суд согласился с доводом истца о том, что с точки зрения российского законодательства на отсутствие законного основания выдачи векселя должны указывать следующие обстоятельства: недействительность или отсутствие обязательства, лежащего в основании выдачи векселя; обманные действия со стороны держателя векселя.

На основании материалов дела Высший Арбитражный Суд установил, что ответчик неоднократно выдавал векселя компании – третьему лицу, генеральным директором и учредителем которого была супруга ответчика. Эти векселя далее передавались по залоговому индоссаменту истцу, поставлявшему компании – третьему лицу товар с рассрочкой платежа. Между третьим лицом и ответчиком было заключено соглашение, в силу которого последний выражал намерение предоставлять обеспечение по договорам, заключаемым этим обществом. Высший Арбитражный Суд оценил данные обстоятельства и пришел к выводу о том, что законным основанием выдачи указанных векселей являлась обеспечительная сделка, согласно которой ответчик принимал на себя обязательства отвечать перед истцом за исполнение третьим лицом обязательств по оплате полученных им товаров.

Наиболее важными являются выводы Высшего Арбитражного Суда о том, что закон не ограничивает основания выдачи векселя; само по себе отсутствие денежного или иного имущественного предоставления первым векселедержателем векселедателю в момент выдачи векселя не свидетельствует об отсутствии оснований для его выдачи и наличии обманных действий со стороны держателя векселя.

В связи с этим, Высший Арбитражный Суд в своем Постановлении указал, что нижестоящие суды неправомерно сделали вывод об отсутствии обязательства, лежащего в основании выдачи спорных векселей, так как волеизъявление векселедателя указывало на его намерение возложить на себя безусловное обязательство по их оплате в качестве гарантии оплаты по договорам купли-продажи.
Указанное Постановление ВАС РФ имеет большое правовое и экономическое значение. Ошибочный подход нижестоящих судов к юридической квалификации векселей, выданных в обеспечение обязательства оплатить поставленный товар, нарушал права и законные интересы широкого круга участников хозяйственного оборота. Выдача векселя может служить хорошим способом обеспечения обязательств для малого и среднего бизнеса: за выдачу банковской гарантии необходимо платить, порой немало, а поручительство зависит от судьбы основного обязательства. Вексель же является безусловным обязательством уплатить, а его выдача ничего не стоит. Единственный риск для векселедержателя – это неплатежеспособность должника по векселю. Однако этот риск не устраним также в случае с поручительством и носит не столько юридический, сколько экономический характер.

Позиция Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросу «дружеских» векселей, выдаваемых в качестве обеспечения, интересна бизнесменам и юристам стран – участниц Конвенции «О Единообразном Законе о переводном и простом векселе» (Женева 07.06.1930), поскольку российский высший суд, по сути, дал свое толкование пункту 17 Единообразного закона о простом и переводном векселе, который совпадает с пунктом 17 действующего в России Положения о переводном и простом векселе.

В завершение отметим, что юристы практики разрешения споров Пепеляев Групп в конце 2011 г. также успешно завершили ряд судебных процессов в суде общей юрисдикции, предметом которых также являлось взыскание долгов по векселям, выданных в обеспечение исполнения обязательств третьего лица.

Таким образом, в настоящий момент уже существует правоприменительная практика как арбитражных, так и судов общей юрисдикции, подтверждающая возможность выдачи векселя в целях обеспечения исполнения обязательств.

[1] См. п. п. 1, 75 Постановления ЦИК СССР и СНК СССР от 07.08.1937 N 104/1341 «О введении в действие Положения о переводном и простом векселе» (далее по тексту – «Положение о переводном и простом векселе»), ст. 143 ГК РФ.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector